Рейтинг@Mail.ru

На первую страницу  |  «Очерки научной жизни»: оглавление и тексты  |  Аннотация «Очерков» и об авторе  |  Отдельные очерки, выступления  |  Научно-популярные статьи (ссылки)  |  Список публикаций  |  Гостевая

 

Николай Вениаминович Каверин

Николай Вениаминович Каверин

Слово о полку Игореве
Историческая драма в одном действии
(1971 – 1972)

 


 
Действующие лица 
 
 Прототипы
Великий Князь директор ИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи О.В. Бароян
Патриарх Президент АМН СССР В.Д. Тимаков
Митрополит Каширский и Коломенский Николай академик-секретарь отделения клинической медицины РАМН, директор ОНЦ РАМН Н.Н. Блохин
Митрополит Валентин академик-секретарь отделения РАМН, директор института вирусологии В. Соловьев
Игумен Ждановской обители директор НИИ вирусологии РАМН В.М. Жданов
бояре  
Игорь Г.И. Абелевсотрудники
ИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи
Борис Б.Д. Брондз
Андрон А.Е. Гурвич
Вадим В.Я. Шевлягин
Кар-Улла –
крещеный мурза на княжеской службе
Б. Карулин – секретарь парторганизации ИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи
Эльсон –
временщик-иноземец на княжеской службе
/без слов/
Эльсон – руководитель иностранного отдела ИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи
1-й боярин
2-й боярин
сотрудники ИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи
Стражи, думные дьяки, архиереи,
иеромонахи, слуги
 
 

 

 

Явление 1-е. Патриаршие пруды

Митрополит Валентин, митрополит Николай.

м. Николай: Ты, отче прав. Боярин славный Игорь
В несчастиях своих виновен сам.
м. Валентин: Он с вотчиной своею совладать
Не в силах. На его земле
Усобицы боярские гнездятся.
Вадим Шевляга с Осипом враждуют.
И, право, князя осуждать грешно.
Он половину Игоря владений
На княжескую долю отписал,
А мог бы сделать боле.
м. Николай:                                        Помню время –
– Тому уже немало лет – когда
Те вотчины десницею могучей
Держал боярин Лев. При нем в тех землях
Царили благодать и ликованье.
м. Валентин: А говорят он Игоря любил.
м. Николай: Любить любил, а воли не давал.
Зато и князю не давал в обиду.
м. Валентин: И, полно, отче. Велика ль обида.
Он небольшой удел ему оставил,
А что он вновь опалу на Бориса
Воздвиг – дивиться нечего. Борис
Известен дерзким и строптивым нравом.
Князь нынче в Думе грамоту одну
Велел предать огласке. В ней покойный
Боярин Лев ко князю бьет челом
И просит об изгнании Бориса.
м. Николай: Возможно ль?
м. Валентин:                  Я и сам бы не поверил,
Да грамота верна. Мне ль руку Льва не знать?
Чать, я в миру служил его стремянным.
м. Николай: Быть может, из былых владений Льва
Князь к митрополии твоей теперь отпишет
Какую часть. Как мыслишь ты о сем?
м. Валентин: Пути господни – неисповедимы!

 

Явление 2-е. В Думе

Великий Князь, Андрон, Вадим, Эльсон, бояре, потом Кар-Улла.

Великий Князь: Да что вы мне опять про иноземцев,
Да про Бориса прежние заслуги?
Ему бы в старых винах оправдаться,
А он затеял новую крамолу.
К варягам, вишь ты, грамоту послал,
А нам с той грамоты представил список
Обманный. А давно ли он, скажите,
Писал письмо еретикам богемским?
Он ведомый изменник – а его
Пред нами славный Игорь защищает.
Вишь, больше Князя мил ему Борис!
Намедни я двух сыновей боярских
Хотел в дружину Игорю отдать –
Брать не желает! Думает, к нему
Я соглядатаев коварных засылаю.
А сам берет на службу иноверцев.
1-й боярин: Ты, государь, ведь сам его вознес.
2-й боярин: Он закоснел в гордыне непомерной.
1-й боярин: А чем он лучше нас? Из нас любой
Его на службе княжеской заменит.

Вбегает Кар-Улла.

Кар-Улла: Вах, бачка Князь! Совсем плохие вести.
Великий Князь /боярам/:
/Кар-Улле/:
Оставьте нас.
                          Ну, что там, говори.
Кар-Улла: Боярин Игорь шлет тебе поклон,
Здоровает на царстве-государстве,
Слагает думное достоинство свое,
Слагает и казну, и воеводство.
Вот челобитье от него. Аллах великий!
Клянусь священной бородой пророка...
Не то, не то! Марии-Магдалины...
Вел. Князь /в ярости/: У, чертов басурман! Мне недосуг
Твое пустое слушать бормотанье!
Дай грамоту сюда! Зови тотчас бояр!

Кар-Улла выбегает. Палата наполняется боярами.

Вел. Князь: Внемлите все! Нам Игорь изменил!
Он просится в отъезд, а за казну,
За воеводство, тяглецов, холопов
Отчета не желает нам давать
И прямо так в сей грамоте и пишет!
Андрон: Прости, великий государь! Тебе отчет
Представить обязуется боярин.
Об этом есть и в грамоте известье.
Вадим /тихо/: Смолчал бы ты когда, Андрон Евсеич,
Чать, голова-то на плечах одна!
Вел. Князь /Андрону/: А ты откуда знаешь? Ты ему
Пособничал? Так, стало, ты – изменник!
А коли так – чего там толковать!
Эй, cтража, взять его! В застенок! В подземелье!

Стражники кидаются к Андрону. Среди бояр смятение.
Эльсон кидается к Князю и что-то ему шепчет.

Вел. Князь /Эльсону/: Ты верно знаешь? /Эльсон снова шепчет/ Ты,
пожалуй, прав. /Страже/: Повремените, эй, остановитесь.
От кары дерзновенный не уйдет,
Но не сейчас. Свой каждому черед.

 

Явление 3-е. Игорев терем

Игорь, Борис, потом Андрон.

Борис: Сколь скоро весть о том, что службу княжью
Оставить ты решился навсегда
Во все края земли распространилась!
Везде об этом только и толкуют.
Игорь: Уж, верно, все хулят меня. Поносят,
Неблагодарным, верно, называют.
Борис: Ну, княжьи-то нахлебники, – вестимо,
А так, простой народ, иль духовенство
Тебя худым не поминают словом.
Игорь: Служить я государю не могу.
Он каждым словом рушит ежечасно
Все, что я долгим созидал трудом.

Входит Андрон.

Андрон: Почтение, великие бояре!
Игорь: Желанным гостем будь, Андрон Евсеич!
Андрон: К тебе я весть несу, преславный Игорь.
Оно, быть может, для тебя не новость,
Наверное, тебе уже известно...
А впрочем, может ты еще не знаешь...
Игорь: Да говори, не медли, не томи.
Андрон: Тебе в своих владениях удел
Дает Колхиды грозный повелитель.
Борис: Колхиды Князь? А где его страна?
Андрон: Она лежит у побережья Понта,
Богата хлебом, лавром и вином,
Обильна тонкорунными стадами.
Борис: А он не басурман?
Андрон:                              В его стране
Немало хитроумных левантийцев,
Но сам властитель – веры православной,
Хоть, говорят, он магии не чужд.
Слыхал я – коль грозит ему беда,
То он единым словом обращает
В бойцов могучих, грозных и отважных
Стада лесные обезьян косматых.
Борис: Тьфу, мерзость! Обезьяны!
По мне, уж лучше козы или зайцы.
Игорь: Хоть я решился княжий двор покинуть...
Но – далека Колхида! Все оставить?
Наследье Льва? Друзей?
Борис:                                             А мы – с тобой!
В Колхиду, в Тверь, в Гишпанию, хоть к черту!
Игорь: Борис, Борис, ты молод и горяч,
А в этом деле – надо поразмыслить.

 

Явление 4-е. Великокняжеские палаты

Великий Князь, митрополит Валентин, митрополит Николай,
игумен Ждановской обители.

м. Валентин: Тебе, великий государь, мириться
Пора с боярами. Пора мириться.
м. Николай: Отъедет Игорь в дальнюю Колхиду,
С ним лучшие отъедут, цвет боярства,
Настанет в государстве оскуденье,
Латиняне нас вовсе одолеют.
Вел. Князь: Не должно вам за Игоря вступаться,
Он и Борис – изменники и тати!
м. Валентин: Мириться надо. Надобно мириться.
Игумен: Ты, государь, вернул бы лучше то,
Что взял у Игоря. Еще бы и прибавил.
Вел. Князь: Тебе ль меня учить, надменный поп.
Своим монастырем бы лучше правил –
Царит разврат в обители твоей!
Игумен: В моей обители? Ан нет, все это лжа,
Все у меня в обители чин чином.
С обеднею вечерню я, небось,
Не перепутаю. С моими чернецами
Получше управляюсь я, чем ты
С боярами!
м. Валентин:                         Довольно вам браниться!
Мириться надо. Надобно мириться.

 

Явление 5-е. В покоях Великого Князя

Великий Князь, Игорь, Андрон.

Вел. Князь: Я пятый час подряд с тобой толкую,
Твое упорство, право, не от Бога.
Чего ты хочешь? Ведомо тебе
Что не в обычае моем менять указы,
Как я сказал, уж так тому и быть,
Иначе скажут – я не Князь, а баба.
Но говорю – сторицей возмещу
Тебе урон. Людей твоих не трону,
И в этом крест готов я целовать.
Борис вот разве...
Чем тебе он мил?
А впрочем, ладно, если он смиренно
себя держать отныне будет – я, пожалуй,
Прощу его. Ну, что, возьмешь обратно
Ты челобитье дерзкое свое?
Игорь: Уволь, великий государь. Не в силах
Я более служить тебе. / Встает/
Вел. Князь: Куда же ты? Постой, постой, присядь.
Кваску вот выпей. Иль, может, сбитню?
Иль подать, пожалуй, прикажу
Хмельного? Романеи или меду?
Я и Андрону поднести велю.
Ты что, Андрон, молчишь? Сказал бы слово
Разумное. Ведь Игорю ты друг.
Андрон: Сказал бы, да боюсь тебя разгневать,
Великий государь.
Вел. Князь:                          Я гневаться на вас
Не буду боле. Вашим другом быть
Хотел бы я. К чему нам враждовать?
Господь нам повелел любить друг друга.
Забудем о вражде. Отныне мы друзья.
Андрон: Позволь, великий государь, я притчу
Старинную напомню.
Вел. Князь:                                       Что ж, пожалуй.
Люблю я притчи, сказки и былины.
Андрон: Так слушай. Некий старый лесоруб
Идя по лесу, с сыном, повстречали
Змею-гадюку. Сына лесоруба
Змея ужалила, и он тотчас же
Преставился. Отец в великом горе
Схватил топор и отрубил гадюке
Хвост, и опять топор занес, чтоб гада
Убить. Змея к нему тогда
Умильно обратилась и сказала:
«Не убивай меня; тебе я буду другом,
Я от врагов тебя обороню».
Ей лесоруб в ответ: «Меж нами дружбы
Не может быть. Тебе я смерти сына
Простить не в силах; ты же мне – хвоста».
И голову ей снес единым махом.
Вел. Князь: Ух, супостат! Твоя-то голова
Крепка ли на плечах? Все дело мне расстроил,
Меня змеей-гадюкою назвал
И улыбается. /Громко/ Забавник ты какой,
Андрон Евсеич. Притчею своей
Ты нас вельми изрядно распотешил.
/Игорю/ Размысли о словах моих боярин,
Забудь о прошлом, думай о грядущем,
Не принимай поспешного решенья
И на святых отцов-митрополитов
Не возлагай несбыточных надежд.

 

Явление 6-е. Патриаршие палаты на Яузе

Патриарх, митрополит Валентин, митрополит Николай,
Игумен Ждановской обители, Великий Князь, архиереи, иеромонахи.

Патриарх: Не о мирской презренной суете
Заботиться должна святая церковь,
Однако же, когда и в наши кельи
Доходят вопли, жалобы и стоны,
Должны мы слух наш обратить к земному.
Нам, сыне, о делах твоих доносят
Неправедных. Колеблешь основанья
Ты, на которых зиждется не только
Могущество твое, но также церковь.
Вел. Князь: Святейший патриарх! Отцы святые!
Напрасно вы сегодня отвлеклись
От бдения, от подвигов духовных
И от молитв за грешников – за нас.
Но коли вы о суетных делах
Мирских хотите знать – то ведайте: со мной
Боярин Игорь ныне помирился,
И я его простил, зане прощать
Евангелие нам повелевает.
А между тем, во многом он повинен –
Борису он в измене потакал,
Усобицы не мог в своем уделе
Преодолеть…
Патриарх: Раскаянья не слышу
Я в этой речи, злой и суемудрой.
Аль сам безгрешен? Да тебя клянут
Бояре, и купцы, и землепашцы
Во всех пределах, даром, что за это
Ты их казнишь, и мучишь, и пытаешь.
Занесся ты в гордыне непомерной,
Забыл, что перед Господом ты червь,
а не Великий Князь!
Игумен /м. Николаю/:                                Эк он его честит!
А прежде – потакал, не прекословил,
Сам жалобщиков Князю выдавал.
Оглаской он, как видно, недоволен.
И то сказать – переполох изрядный.
Вел. Князь: Простите, грешника, меня, отцы святые
Епитимью любую наложите,
Дары для нищей братии примите,
Лишь не велите отменять указов.
Я Игорю все вотчины верну
К Петрову дню. Его людей не трону,
Не трону и крамольника Бориса,
А если мне указ мой отменить –
Не будет боле страха в государстве,
И мне тогда один удел остался –
Престол покину и уйду в монахи!
м. Валентин /игумну/: Ну, нет, спаси Господь от дел таких!
Он хоть злодей, а все – благочестив,
А новый, может, будет и почище,
Пожалуй, церковь обдерет, как липку!
/Патриарху/ Владыко Патриарх, позволь сказать,
Как мыслю я моим умишком малым.
Патриарх: Скажи, отец премудрый.
м. Валентин:                                            Коли Князь
Согласен все на прежний лад устроить,
То большего и требовать грешно.
Он новый ли указ велит составить
Иль прежний отменить – что нам за дело?
Нам важно покаяние его,
Смиренье перед церковью святою.
Патриарх: Хитер, хитер ты, отче Валентине,
Да, впрочем, ладно. Так тому и быть.
Зови боярина.

Входит Игорь, склоняется перед Патриархом.

Патриарх: Восстань, боярин Игорь.
Мы слушаем тебя. Но краток будь.
Игорь: Святейший патриарх! Отцы святые!
Святая церковь – правому защита!
Ко мне Великий Князь несправедлив,
И вот я к вам смиренно припадаю!
Он мой удел внезапно разорил,
Он лучших воевод в опале держит…
Патриарх: Все знаем, все. Теперь твоя кручина
Уж позади. Удел твой восстановит
Великий Князь. Опалу он снимает
С тебя, твоих друзей и верных слуг.
Он крест целует в этом.
Игорь:                                          О святейший!
Когда б я верить мог его словам!
Он все исполнит, а потом опять
Возьмется головы рубить, как делал прежде.
Патриарх: Да говорю тебе – он крест целует!
Не отречется – чать не басурман!
Как можешь сомневаться ты, несчастный!
Иль, может, сам не веруешь ты в Бога?
Уж коли Князь, как сын смиренный Церкви,
На все согласен и готов мириться,
Уместно ли упрямиться тебе?
Ступайте оба! Нынче же миритесь!
Вел. Князь: А вы за нас, за грешников, молитесь!

 

Явление 7-е. Площадь перед великокняжескими палатами

Великий Князь, Игорь, Борис, Андрон, бояре, монахи, слуги.

Вел. Князь: Окончена зима тревоги вашей
И позади все ваши треволненья.
Пусть знают все – бояре, духовенство,
Торговый люд, простой народ, холопы –
Пекусь о вас я, лишь о вас печалюсь.
Боярину Борису разрешаю
Послание отправить иноземцам,
Хотя, конечно, это – баловство.
Андрону новых дать велю холопей
И дам казну на младшую дружину,
А с Игорем отныне мы – друзья,
Ему дарю свое благоволенье…
Андрон: Все беса тешишь! Сеешь рознь меж нами!
Сам к пропасти подвел – и дальше тянешь!
Вел. Князь: Не понимаю. Ты, Андрон, о чем?
Пожалуй, выйди, объясни боярам,
Да я и сам послушаю охотно.
Молчишь? Ну что ж, молчи. Так, стало, я
На вас обиды не держу, бояре,
Я все по христиански вам прощаю…
Борис /Игорю/: А что ж о вотчине твоей? Ведь он ни слова
О патриаршем не сказал решеньи!
Гонца пошли немедля к патриарху,
Не то, пожалуй, сам я поскачу!
Игорь /Борису/: Изверился я, брате. В монастырь
Уйти я думаю. В Кашире постриженье
Приму и буду доживать монахом
Свой век недолгий.
Борис /Игорю/:                           Постыдись, боярин.
Тебе ли толковать о постриженьи,
Ты Князя чуть до схимы не довел,
Он через слово Бога поминает,
Того гляди, и он уйдет в монахи.
Вот только слово княжеское он
Еще держать не научился; помнить
Не хочет он о крестоцелованьи,
Так я ему напомню! Я ему…
Вел. Князь: Коль ничего для вас я не жалею,
Могу ли скаредным я быть перед святым
Престолом патриаршим? Отписать
На имя патриаршее велю…
Андрон: Не так вершишь! Неверно помышляешь!
Ты Игорю сперва отдай все то,
Что отнял у него. Верни опальным
Их честь и все добро. А то ты сам
Обидел всех нас, а теперь прощаешь!
Вел. Князь: Ну, вот, теперь понятно мне, о чем
Ты речь хотел держать, Андрон Евсеич.
Своим худым умишком, как умел,
Я рассудил, что лучше сделать так,
Как мною было сказано. Тебе
Я дам казну на младшую дружину…
Андрон: Мне не казна нужна, а справедливость!
Вел. Князь: А и казна порой бывает кстати.
1-й боярин: Позволь, великий государь, тебя просить
О милости. Мне надо бы отъехать
На две недели в дальнее поместье.
Я б не просил, да видишь ли, жена
Уж больно хочет ехать. Вовсе холку
Мне переела. Сделай милость, княже!
Вел. Князь: Твоя жена? Она не знает, стало,
Что ты на службе княжьей? Что боярин
Ты думный, а не пьяница посадский?
Ты мне ее, жену твою, пришли,
Я ей, поверь, сумею объяснить,
Что значит служба княжья.
1-й боярин /тихо/:                                      Вишь, охальник.
Жену ему пришли. Чать, у меня
Одна жена. Я не мурза татарский.
Борис /Игорю/: Нет, не обманет он меня смиреньем,
Нам надо к Патриарху слать гонца,
Напоминать о крестоцелованьи.
Зима прошла. Но жжет меня тревога.
Игорь: Меня ж зовет Каширская дорога.

 

З А Н А В Е С

Иосиф Ирлин

Иосиф Ирлин («Пикасося»).
А.Е. Гурвич рассказывает притчу О.В. Барояну и Г.И. Абелеву

 

Г.И. Абелев.
Драматические страницы в жизни отдела вирусологии и иммунологии опухолей
ИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи АМН

 

 

Рейтинг@Mail.ru

Хостинг от uCoz