Рейтинг@Mail.ru

На первую страницу  |  «Очерки научной жизни»: оглавление и тексты  |  Аннотация «Очерков» и об авторе  |  Отдельные очерки, выступления  |  Научно-популярные статьи (ссылки)  |  Список публикаций  |  Гостевая

Г.И. Абелев. 2000 г.

Г.И. Абелев. Очерки научной жизни.
Часть 3: Проблемы исследовательской лаборатории

Глава VIII

О логике развития
и реформировании науки *

Прошедшая в мае 2005 г. сессия РАН выявила не просто глубокие расхождения в мнениях РАН и Министерства науки и образования (Мин. науки) о реформе науки, а противоположный и даже враждебный подход Академии и Министерства к этой проблеме.

Эта враждебность накапливалась еще и потому, что Министерство «втихую» готовило реформы, не интересуясь мнением ученых, институтов, научных обществ, отделений академии, отраслевых академий и даже отдельных ученых. Все это вызвало резко отрицательное отношение отделений академии и общего собрания РАН, выразившееся в недоверии высоко авторитетных ученых к министру науки и образования и к позиции министерства.

Ученые видели в позиции Министерства лишь желание чиновников завладеть собственностью институтов – землей и зданиями, подчинить себе РАН и отраслевые академии, лишить академии самоуправления и превратить их в отделения министерства. [Это, безусловно, не просто существует, но и диктует поведение чиновников министерства и озлобленное сопротивление учёных. По выражению выступавшего в прениях академика экономиста Львова – в России издавна существует две проблемы – дураки и дороги, сейчас возникла третья – дураки, указывающие дорогу. – (В тексте книги этих слов нет. – вед. сайта)]

Но в основе противоречий помимо безусловно существующих корыстных и властолюбивых сановных интересов лежит и противоположные логики функционирования науки и рынка, определяющие с одной стороны мотивацию ученых, а с другой – чиновников министерства.

Эти две логики я и хотел бы здесь сформулировать.

 

1. Результаты научных исследований, несмотря на высокие затраты для их получения, не продаются. Они открыто публикуются в стране и за рубежом, причем международные публикации более авторитетны, т.к. рецензируются более объективно, чем внутренние, и на более высоком научном уровне.

Учёные видели в этой позиции [позиции власти по вопросу о реформе науки] лишь желание чиновников завладеть собственностью институтов – землёй и зданиями, подчинить себе РАН и отраслевые академии, лишить академии самоуправления и превратить их в отделения министерства. Это, безусловно, не просто существует, но и диктует поведение чиновников министерства и озлобленное сопротивление учёных.
По выражению выступавшего в прениях академика экономиста Львова – в России издавна существует две проблемы – дураки и дороги, сейчас возникла третья – дураки, указывающие дорогу.
Но в основе противоречий, помимо корыстных и властолюбивых сановных интересов, лежат и противоположные логики функционирования науки и рынка, определяющие мотивацию учёных и, с другой стороны, чиновников министерства.

Это сразу же выводит науку, причем фундаментальную ее часть, из сферы рынка.

Ходячее утверждение и основа чиновничьего подхода, что «фундаментальная наука не окупается, а реформа должна сделать ее окупаемой» – бессмысленна.

2. Научные открытия – непредсказуемы, а потому непредсказуемы и пути развития фундаментальной науки. Они исключают целенаправленное руководство фундаментальной наукой и исключают обычный подход чиновников – сосредоточить усилие на узловых проблемах науки, исключить распыление сил, выделить основные направления и т.п. В отличие от науки развитие рынка предсказуемо – маркетинг позволяет выделить потребности рынка и сосредоточить усилия в направлении удовлетворения этих потребностей. Пути фундаментальной науки индивидуальны, и они полностью определяются людьми, их создающими. Развитие науки определяется этими людьми, и любая реформа науки должна способствовать, прежде всего, их деятельности.

3. Науки не делятся на фундаментальные и прикладные. На сессии постоянно цитировались слова Луи Пастера – нет наук фундаментальных и прикладных – существует наука и ее применение. Основа и движущая сила рынка – конкуренция. Отсюда желание министерства реформировать науку так, чтобы она стала конкурентоспособной. Но наука не движется конкуренцией, наоборот, конкуренция – враг науки; ее объединяющая сила – общность интересов и стремление найти решение уравнения со многими неизвестными. Конкуренция мешает ученым искать это решение вместе, объединяясь не административно, а по общности интереса и путей исследования и по общности подходов. Конкуренция не совместима с поисковой наукой, не только разрабатывающей уже поставленные проблемы – здесь конкуренция уместна, – но формулирующей новые задачи и пути исследования, стремящейся к получению новых знаний.

Академия наук. Новое здание. Москва. Фото Н. Л. Васильевой

4. На всех поворотах развития науки и на всех местах, требующих ее финансирования нужна возможно более объективная оценка результатов работы или проектов исследования. Как оценить их? Рынок оценивает по рейтингам и это наиболее объективный для рынка критерий. Сколько зрителей смотрит программу TV, туда и надо давать коммерческую рекламу. Сколько покупателей есть на тот или иной товар, туда и надо вкладывать деньги – рейтинг проблемы – ее объективная оценка.

Отсюда стремление найти рейтинг в научных оценках – наиболее серьезными и объективными критериями научного рейтинга является индекс цитирования данной работы или данного автора и импакт фактор журнала, где напечатана данная работа. Эти показатели наиболее близки к объективной оценке, но и они не работают сами по себе, здесь сказывается и модность работы, и авторитет автора и характер журнала, где он публикуется и оригинальность работы.

Все эти факторы учитываются только мнением специалиста, которое и является наиболее объективным критерием.

Отсюда и академическая форма обсуждения любой проблемы, и окончательное решение – по всем вопросам – комиссии специалистов – в ученых советах, ВАК'е, редколлегиях или экспертных советах по грантам. Отсюда и полицентризм и отсутствие монополий в любой сфере научной деятельности. Отсюда и невозможность формализации научных интересов.

Все это способствует саморазвитию науки, ее самоуправляемости и неформализуемости, несовместимыми с управляемостью.

Но вместе с тем, эти факторы создают наиболее плодотворное существование науки, полностью обеспечивающее среду обитания человека, к чему бы мы не прикоснулись – к еде, здоровью, образованию, любому производству.

«От добра добра не ищут!» Чтобы помочь, надо понимать, чего она (наука) хочет, и чем она живет, и надо всегда помнить, что наука – это люди, в головах которых она только существует. И это должно быть в основе любых научных реформ.

Надо ли реформировать науку и, если надо, то как? Это предмет уже другой статьи.

Примечание

* Опубликовано в журнале «Здравый смысл» № 36, лето 2005. Назад

Рейтинг@Mail.ru


Хостинг от uCoz