Рейтинг@Mail.ru

На первую страницу  |  «Очерки научной жизни»: оглавление и тексты  |  Аннотация «Очерков» и об авторе  |  Отдельные очерки, выступления  |  Научно-популярные статьи (ссылки)  |  Список публикаций  |  Гостевая

Роль журналов
в формировании уровня научных исследований
Г. И. Абелев

Всесоюзный онкологический научный центр АМН СССР (1988 год)

Научные журналы выполняют двоякую функцию – помимо органов оперативной информации, они играют определяющую роль как регуляторы научного уровня в своей области.

Статья – конечный «продукт» конкретного научного исследования. Направленная в журнал, она подвергается квалифицированной экспертизе (рецензированию) и одновременно вступает в конкуренцию с другими статьями, поскольку возможности хорошего журнала всегда меньше, чем желающих в нем опубликоваться. Другими словами, она проходит «контроль качества» и испытание конкуренцией. Чем авторитетнее журнал, тем строже отбор и тем выше требования к статье – к ее актуальности, оригинальности, новизне и качеству выполнения, т.е. к признакам, определяющим научный уровень работы. [Отклонение статей в авторитетных журналах составляет ≈ 40-45%. – Примеч. автора.] Каждый научный журнал отбирает как бы круг своих авторов, чей научный уровень соответствует его требованиям. Таким образом, научные журналы, наряду со специализированными учеными советами по защите диссертаций, служат каналами обратной связи, по которым научное сообщество регулирует уровень исследований в данной области, постоянно «подтягивая» его к высшему. При этом журналы работают как постоянный фактор на всех ступенях карьеры ученого, в отличие от советов по защитам, вмешивающихся лишь на критических этапах этой карьеры.

Чтобы проиллюстрировать самостоятельное значение двух функций научных журналов, я хотел бы вспомнить уникальный международный эксперимент, организованный около 20 лет назад американскими иммунологами.

Ими была создана «Группа обмена информацией», куда входили все желающие иммунологи различных стран. Член группы отсылал в центр свою статью, где она регистрировалась, ксерокопировалась и рассылалась всем членам группы.

Таким образом, информация достигала «потребителей» в течение, примерно, месяца, что не под силу даже самым оперативным журналам. Приоритет работы не только фиксировался датой поступления, но и подтверждался направлением известному кругу ученых, которые не могли теперь ссылаться на незнание данной работы.

Статьи поступали регулярно, все они относились к кругу интересов участника группы, а не составляли, как в журналах, лишь небольшую долю от всех опубликованных работ. Казалось бы, что могло быть лучше для оперативного обмена информацией? И, однако, опыт не перешел в регулярное предприятие. Журналы не были отменены, а группа прекратила свою деятельность. Очевидно, что группа по обмену информацией осуществляла только эту, информационную, свою функцию и полностью отказалась от научной экспертизы работ, перестав играть роль фактора обратной связи. Но одной информационной роли оказалось недостаточно, и группа не выдержала конкуренции с журналами, несомненно менее подвижными и более громоздкими.

Ученому нужно не только опубликовать свои данные, но и получить одобрение хорошего журнала, пройти квалифицированную и требовательную экспертизу. Только тогда он может быть спокоен и за направление и за уровень своей работы. Как правило, ученый работает на уровне требований «своего» журнала, но при этом стремится сделать работу, достойную журнала более высокого ранга.

Для осуществления своей экспертной функции журналы должны быть высокоавторитетными и предельно объективными. Это достигается сильным составом редакционных коллегий и кругом специально подобранных рецензентов. Хороший журнал посылает работу одновременно двум или трем рецензентам и печатает ее, если все отзывы положительны. Обычно авторитетные журналы отклоняют статьи не за то, что они плохи, а за то, что недостаточно хороши. Для большей объективности журналы «стремятся» избежать влияния какой-то локальной предвзятости или давления вненаучных, административных сил. Поэтому наиболее сильные журналы образуются не при институтах, а при научных обществах или советах.(«Биохимия», «Молекулярная биология», «Journal of Immunology», «Cancer Research»), академиях (ДАН СССР, «Бюллетень экспериментальной биологии и медицины»), или как междисциплинарные – «Nature», «Science», хотя некоторые институтские журналы, такие, как, например, «Journal of Experimental Medicine», журнал Рокфеллеровского университета, также относятся к чрезвычайно влиятельным и авторитетным научным изданиям. Наиболее авторитетны и объективны, как правило, международные журналы, свободные от локальных предубеждений, с широкими составами редакционных коллегий, включающих экспертов международного класса. Такие журналы обычно организуются при международных обществах и союзах. Но, вообще, большинство авторитетных национальных журналов также стремится иметь международный состав своих редколлегий.

Ориентация публикаций на международные журналы – это ориентация работ на мировой уровень. Каждая страна должна стремиться к этому и выверять по международным публикациям уровень своей национальной науки и ее вклад в прогресс мировой науки.

Класс же конкретных исследовательских работ может вполне объективно оцениваться по классу тех журналов, где они публикуются. Нерецензионные журналы, труды и сборники должны вообще рассматриваться только лишь как информационные издания со слабо выраженной или совсем невыраженной экспертной функцией. Суждение специалистов о работе ученого в первую очередь основывается на том, где он печатается.

Журналов с перекрывающейся тематикой и неперекрывающимися составами редколлегий должно быть много. Это один из важнейших факторов полицентризма науки, опирающегося на множественность источников финансирования и множественность каналов публикаций. Только полицентризм может гарантировать науку от попадания под власть монополий единичных школ, концепций, критериев или вкусов. Только полицентризм может гарантировать выживание новых идей, всегда возникающих в меньшинстве и часто наперекор общепринятой парадигме. Только полицентризм гарантирует независимость ученого в выборе целей и путей исследования – первое условие плодотворного научного поиска.

Таким образом, сильные и независимые редколлегии журналов, многочисленных и перекрывающихся по тематике – важнейшее условие высокого уровня в данной области науки, надежная гарантия от возникновения монополий и прочная опора полицентризма в науке.

Очевидно, что журналы влияют и часто даже определяют не только уровень, но и направление исследований. Наиболее перспективные области науки, либо области, наиболее остро необходимые, отличаются появлением целых семейств новых журналов и выделением среди них особо престижных. Это особенно наглядно можно видеть в области молекулярной биологии, генной инженерии и биотехнологии. Эти области фундаментальной и прикладной биологии возникли на глазах, в течение самых последних десятилетий, они вышли из биохимии и генетики, но создали свой мир, опирающийся на множество собственных журналов, среди которых выделилась группа элитарных во главе с «Cell» и «Nature». Сделать работу, приемлемую для этих журналов, – большая честь для каждого биолога-экспериментатора.

Государственная политика по увеличению эффективности науки параллельно с выделением средств на ее развитие должна ориентировать науку на самый высокий уровень публикаций – прежде всего на международный. Каждому ясно, что поддержание мирового класса национального хоккея или шахмат невозможно без постоянного участия в самых престижных международных соревнованиях. Каждому ясно, что без выхода на мировой рынок не создать конкурентоспособных товаров.

Так почему же надо тормозить выход научной продукции на международные состязания? Чем же еще можно поднять ее до мирового уровня и создать стимул для его опережения? Ведь исходить здесь надо из того, что международные публикации прежде всего нужны нам, а не «им», и нужны не столько для поддержания национального престижа, сколько для постоянного подъема научного уровня.

Что же для этого надо сделать? Прежде всего осознать ненормальность сложившейся ситуации с международными публикациями. Боязнь администрацией ответственности за «утечку информации», за потерю международных гонораров или за «утрату приоритета» отечественных журналов в публикации наиболее важных работ породил длинную цепь ограничений, которые делают чрезвычайно затрудненной зарубежную публикацию. Громоздкость процедуры отбрасывает на год-два вступление статьи в конкуренцию с аналогичными работами иностранных коллег – и это в наше время, когда новизна работы зачастую определяется днями!

В самом деле, сейчас международная публикация – это скáчки с препятствиями. Помимо того, что надо сделать хорошую, конкурентоспособную работу, ее надо вначале опубликовать в стране (примерно год), затем профессионально перевести при отсутствии в штатах профессиональных переводчиков и «иностранных» машинисток и при оплате самим автором всех дорогостоящих услуг, с этим связанных, включая отсылку работы. Затем статья должна получить одобрение лаборатории или отдела (1-2 недели), ученого совета института (2-4 недели), пройти дополнительно внутриинститутскую экспертизу (после публикации в стране!) (1-2 недели), получить одобрение и разрешение Всесоюзного агентства по авторским правам, затем получить одобрение и разрешение надинститутских организаций – академии или министерства и других внеинститутских инстанций, что в лучшем случае занимает еще 1,5-2 месяца. Весь смысл этих многоступенчатых процедур в том, что каждая вышестоящая инстанция должна возложить всю ответственность за возможные последствия публикации на нижестоящую, и в конечном счете – на автора, который и без этого за все отвечает – и за содержание работы, и за ее качество и за патентоспособность. С большой задержкой (в лучшем случае 1-1,5 года) готовая рукопись поступает в журнал, и, если не отклоняется, начинается новый цикл работы над ней – обычно это сокращение, исправление языка, введение дополнительных данных и т.п. В условиях, когда все – проблема, вплоть до перепечатки и отсылки рукописей, у автора возникает естественный вопрос – а зачем все это нужно?

Международная публикация в его списке работ ничем не престижнее внутренней, и даже нерецензионной, и даже тезисов на конференции молодых ученых. А мороки и неприятностей с ней столько, что на зарубежную публикацию обычно решаются авторы, кому очень хочется «попробовать свои силы», или довести свою работу до самого широкого круга специалистов, или в порядке выполнения заказа издательства, гарантирующего публикацию. Все это приводит к тому, что доля отечественных публикаций в международных журналах непрерывно снижается И, судя, например, по публикациям В «International Journal of Cancer» – органе Всемирного противоракового союза, находится на уровне развивающихся стран, что совершенно не соответствует истинному положению дел.

Полные переводы некоторых наших журналов, издаваемые в США, не восполняют пробела не только из-за большого опоздания в появлении статьи на «мировом рынке» и ограниченной доступности переводных журналов, но также из-за отсутствия международной экспертизы и широкой конкуренции публикуемых статей.

Из сказанного ясно, насколько эффективным и естественным рычагом являются публикации в поддержании и подъеме уровня научных исследований в стране. Но для этого надо поднять (или восстановить!) их престиж, облегчить ученым их подготовку и снять препоны с наиболее важных – международных – публикаций. Надо всемерно усиливать составы отечественных редколлегий, вплоть до введения в них иностранных ученых, например из стран СЭВ, где русский язык является рабочим. Редколлегии научных журналов этих стран, как правило, включают ученых из различных социалистических стран (см., например, «Folia biologicy» (Прага) или «Neoplasma» (Братислава).

Редколлегии должны быть независимыми экспертными органами научного сообщества. Для этого они должны стать межинститутскими, а еще лучше межведомственными. Надо чтобы было много журналов с обязательным частичным дублированием их проблематики. Надо уменьшать долю нерецензируемых – публикаций или во всяком случае снижать престиж таких публикаций. Публикация в отечественных журналах не должна обязательно предшествовать международной публикации и, о другой стороны, не должна исключать ее.

Публикации в международных и Всесоюзных рецензионных журналах должны стать основным показателем, по крайней мере качественным, при аттестации научного работника. Совокупность публикаций в авторитетных журналах, объединенная вводным авторефератом, должна стать равноценной «обычной» диссертации, и обязательной формой научного отчета сотрудника, лаборатории или даже института. Такого рода отчеты лучше всякого другого покажут лицо сотрудника, лаборатории или института при минимальных затратах времени и сил. Можно при этом сослаться на опыт таких первоклассных научных центров, как онкологический институт Chester Beatty в Англии, Базельский институт иммунологии в Швейцарии или Fox-Chase институт по изучению рака в Филадельфии (США).

И я хотел бы заключить тем, что всякая реформа организации науки, направленная на повышение ее эффективности, должна способствовать увеличению степени самостоятельности ученых при ужесточении оценки результатов работы путем повышения требований к их публикациям.

На первую страницу

 

Рейтинг@Mail.ru


Хостинг от uCoz